Как уходили кумиры — Борис Новиков

Ряжские знаменитые земляки

Как Уходили Кумиры — Борис Новиков

Заслуженный артист РСФСР (1961)
Народный артист России (1995)

Борис Новиков родился 13 июля 1925 года на станции Ряжск-1 в Рязанской области.

В ранней юности Борису Новикову довелось воевать на фронтах Великой отечественной войны. После войны в 1948 году он окончил Школу-студию Ю.А. Завадского.

С 1948 года Новиков — актер Театра им. Моссовета.

В день премьеры в театре Моссовета после исполнения роли Теркина к актеру мгновенно пришло зрительское признание. Бывшие фронтовики в зале плакали, а Твардовский радостно обнимал Новикова за кулисами, приговаривая строчку из собственной поэмы: «Это был, конечно, он!»

«Актер удивительно виртуозно балансирует на грани «легенды» и «были»: он вводит на сцену подлинную русскую народность, которой так не хватало нашему театру в годы культа личности. Ведь изображение народных типов часто сводилось к показу «массовндных простачков», рядом с которыми монументально возвышались «передовики» цельнометаллической ковки» — так в 1961 году писал Григорий Бояджиев о роли Теркина в исполнении Бориса Новикова.

Новиков мог получить государственную премию за эту роль, но главный режиссер Юрий Завадский был против: «У меня нет Ленинской, еще ни Вера, ни Слава не имеют…» Подразумевались Марецкая и Плятт — актеры старшего поколения.

Премии Новиков не получил, но ревность партнеров себе обеспечил. Его вдова, вспоминая те годы, называла происходившее не иначе как травлей. Один из актеров театра и тайных «доброжелателей», когда Новиков двумя годами позже уходил из театра Моссовета, «доброжелатель» не погнушался обзвонить театры, и дискредитировать товарища по ремеслу. Была разрушена договоренность Новикова с Михаилом Царевым о переходе в Малый театр. Но Валентин Плучек оказался не восприимчив к наветам и взял Новикова в труппу Театра Сатиры, где работал достойно, талантливо и с выдумкой прослужил с 63-го по 72-й год. Когда Высоковский вслед за Новиковым вводился на роль аптекаря в «Интервенции», то попросил разрешения играть с теми репликами, которые Борис Кузьмич сам для себя досочинил. Новиков был не против.

В начале 60-х артист сделался театральной легендой столицы, а кинематограф принес ему еще и всесоюзную славу. Он дебютировал у Юлии Солнцевой, в 55-м году в фильме «Ревизоры поневоле». После чего Владимир Басов без пробы утвердил его на роль Витеньки Шубникова в дилогии «Первые радости» и «Необыкновенное лето». Своими киноуниверситетами Новиков считал съемки у Герасимова в «Тихом Доне».

В молодости Новикову доставались чаще роли отрицательных персонажей — пьяниц, шпаны, бандитов и иностранных шпионов. Он снялся в фильмах «На графских развалинах», «Голубая стрела», «Девушка с гитарой», «Испытательный срок», «Друг мой, Колька». Однако герои в исполнении Бориса Новикова не выглядели опасными негодяями, и жесткие решения не шли персонажам артиста. Скорее, он выглядел ехидным комментатором происходящих вокруг событий.

Зинаида Кириенко снималась с Борисом Новиковым в двух картинах – в «Казаках» и «Тихом Доне». Она вспоминала: « – 57 градусов жары было на хуторе Дичинском, где Герасимов снимал «Тихий Дон». Боря играл моего брата – Митьку Коршунова. И вот мы снимаем сцену в церкви. Я в жаркой суконной юбке, в теплой кофте должна пройти сквозь строй казачков, в это время они меня обсуждают: «Гутарят, Натаха спуталась с Пантелеем хромым, вот ее Григорий и бросил». За мной в храм входил Боря, бил по загривку казачка и произносил слова: «Ты говори, да откусывай». Всю эту сцену режиссер решил снять без последующего озвучания, с местным колоритом и говором актеров из массовки. А они, как назло, никак не могли точно произнести нужные фразы. И вот когда после утомительных дублей под палящим солнцем у них уже все получилось, тут Новиков дал маху. Вместо своих слов он произнес: «Ты говори, да закусывай». Герасимов накинулся на него с упреками. Ведь он профессионал, а тут оплошал, зная, что все пишется вчистую на дорогую пленку. Пришлось еще помучиться и отснять точно».

На кинематографическом счету актера свыше ста ролей. Публика запомнила оборотня Тараса — Илью из сериала «Тени исчезают в полдень». Присказка «загремим под фанфары» вошла в поговорку; встретив Новикова на улице. Но Борис Кузьмич был скромен: если случалось вместе с группой представлять картину публике. В зале обычно возникало оживление, раздавались хохот, выкрики в его адрес, а он, стесняясь своей славы, прятался за спины коллег. Легендарный персонаж из «Теней…» артист придумал его от «А» до «Я». Его мимика на крупных планах поразительно разнообразна, он был абсолютно органичен в своих придумках — не боялся отвернуться от камеры, почесатъся,. передернутъся. На площадку приносил не только досочиненные реплики, но порой и режиссерское решение сцены. И сожалел, что не занялся режиссурой.

Актерская натура Бориса Новикова преобладала даже над инстинктом самосохранения: он готов был, если нужно, лезть в холодную воду или ползти по снегу, не щадя себя. Он умел в рамках острохарактерного рисунка роли сыграть драму, пользуясь полукрасками и полутонами. Именно поэтому одной из находок телесериала «Адъютант его превосходительства» стал пятиминутный монолог ювелира Либерзона — маленький шедевр большого артиста. Нелепой внешностью и характерным выговором старого еврея, к которому обобравшие его же чекисты приходят за советом, Новиков подчеркнул безысходную драму этого человека. Большевики ликвидировали дело его жизни, петлюровцы походя убили сына, впереди — старческая немощь, скорая смерть в нищете. И жив-то он только остатками нежности и сострадания к жене, сознанием необходимости скрасить ей безрадостный закат. Пронзительная и безусловная работа — человек просто сидит и разговаривает в кадре, а его прошлое и будущее проступают перед зрителем, как на ладони.

Новикова никогда не подводил режиссеров на площадке. Хотя, будучи под шофе, мог позвонить Краснопольскому: «Аркадьич, пойдем, с собакой, что ли, погуляем». Учитывая московские расстояния, Владимир Аркадьевич отвечал: «Да пока я доеду, твоя собака описается…»

– Он хотел, чтобы все вокруг улыбались и смеялись, – говорила народная артистка Зинаида Кириенко. – Мы его называли «массовик-затейник». При этом никого своими шутками не обижал. Ведь он был безумно добрым и непосредственным человеком.

В 1971 году у актера был инфаркт. Более двадцати лет Новиков страдал диабетом, и вынужден был уйти из-за болезни из театра. Последние годы жизни Борис Кузьмич был почти прикован к постели, не выходил из дома и даже старался не говорить по телефону. В последние годы Борис Кузьмич и его семья сильно нуждались. Леонид Ярмольник ежемесячно присылал от «L-клуба» по 200 долларов, но этого хватало только на питание. Для лечения средств у Новикова было недостаточно.

Борис Кузьмич Новиков жил тихо, не навязывая себя никому. А о том, что у него не было денег на сантехника, не знали даже соседи в сталинской высотке. Долгое время семья ходила за водой в подвал.

– Почему у нас артисты живут в нищете, надо спросить в правительстве, – говорила актриса Людмила Чурсина. – Борис Кузьмич был человеком, очень чутко ощущающим фальшь, лицемерие и ложь. Его трудно было обмануть. Он был безумно талантливым актером с очень сложным характером. Гении простыми не бывают.

Актер часто озвучивал анимационных персонажей. Его почтальон Печкин в мультфильме «Трое из Простоквашино» стал одним из любимых героев детей и их родителей в России и за ее пределами.

В Белоруссии в городе Луховицы этому герою мультфильма установлен памятник.

Свою последнюю роль в кино Новиков сыграл за год до смерти. В фильме «Возвращение броненосца».

Его ухода 25 июля 1997 года никто не заметил — в Москве проходил Международный кинофестиваль. Когда актер умер, в семье не было денег на похороны. Чиновники от кино отказались помочь семье.

Вдова хоронила знаменитого актера практически одна. Пришли только три пожилых родственника. Когда из машины нужно было выносить гроб, не нашлось четвертого человека, чтобы его поддержать. Тогда Надежда Антоновна сама решила в последний раз подставить плечо любимому супругу. К счастью, на помощь пришел шофер.

Борис Новиков был похоронен на Даниловском кладбище в Москве. Читатели «Комсомольской правды» собрали деньги на памятник Борису Новикову.

После похорон Надежду Антоновну и ее тяжело больного сына Сергея стали опекать сотрудники Гильдии актеров кино.
ПОСЛЕСЛОВИЕ…

После смерти Новикова его вдова и душевнобольной взрослый ребенок чрезвычайно нуждались в помощи: материальной и медицинской. Но возможности профессиональной артистической ассоциации были невелики. Иногда Новиковым привозили продуктовые заказы или небольшие суммы денег. Год от года Надежда Антоновна сдавала. Она пережила мужа на 11 лет. Последние годы она сама была прикована к постели и нуждалась в помощи. После того, как в сентябре 2008 года Надежды Антоновны не стало, в апреле 2009 года Сергей пропал.

Тревогу подняли друзья семьи Новиковых, и благодаря огласке в СМИ выяснилось, что сын Новикова стал жертвой «черных» риелторов. Действующими лицами в этой истории оказались настоятель церкви Святителя Николая в Котельниках отец Алексей Ющенко и староста церкви Александр Бродский. Они опекали Новиковых в последние месяцы жизни Надежды Антоновны.

После смерти Надежды Антоновны за Сергеем ухаживала сиделка — от храма. Туда и обратились за разъяснениями соседи, обнаружившие пропажу сына актера и пустующую квартиру. Как рассказала соседка Ольга Вишневская, дружившая с Надеждой Антоновной много лет, в последнее время та была очень озабочена тем, что будет с сыном после ее смерти. Она перебирала всех знакомых, кому можно было бы доверить Сергея. В том числе предлагала ухаживать и Ольге, но она отказалась в силу возраста. Затем, по словам Надежды, ей неожиданно предложили помощь люди из храма. Это подтвердил и друг семьи Новиковых, актер Николай Денисов: «Ухаживать за Сережей взялся храм Святого Николая на Котельниках, лично отец Алексей, пообещал клятвенно Надежде Антоновне умирающей, что он возьмет Сережу на себя и будет ухаживать до конца дней их, — рассказал он. — И вот они как бы доухаживались так, что Сережа исчез, и квартира уже продана подставным лицам. Куда исчез Сережа, не известно, они отнекиваются всячески от того, что произошло». По версии отца Алексея, в дверь квартиры позвонила какая-то женщина, представившаяся родственницей Новиковых, с ней был милиционер. Женщина потребовала все документы на квартиру, Бродский отдал их и ушел. Внизу, у подъезда его поджидали двое незнакомцев. Они посоветовали не вмешиваться. Бродский их послушался. С тех пор о Сергее Новикове ничего не известно. Николай Денисов также рассказал, что, оказывается, «опекуны» от церкви не похоронили прах Надежды даже спустя полгода. На 40 дней друзей Надежды Антоновны представители храма не пригласили, а позже выяснилось, что отец Алексей подыскал для Сергея Новикова опекуна. Опекун этот оказался человеком ненадежным и вскоре признался, что согласился поставить свою подпись под соответствующими документами за вознаграждение.

Найти Сергея помогли журналисты. Когда сюжет о нем прошел в передаче «Человек и Закон», к следователю Таганской прокуратуры, занимающемуся розыском, пришла Надежда Бондаренко. Она стала уверять, что была подругой семьи Новиковых и после смерти родителей ухаживала за их умственно отсталым сыном. А потом купила у него квартиру за 180 тысяч долларов. Бондаренко сказала, что у Сергея все хорошо, он жив и поселился в Подмосковье, в старом доме на окраине поселка Черкизово. Там мужчину и нашли — истощенного, и чуть живого. Насмерть перепуганный, он рассказал, что сюда его привез Александр Бродский заверив, что повезет в церковь. Найденного Сергея Новикова отвезли в психиатрическую лечебницу им. Кащенко. Он слишком долго находился в жутких условиях и почти без еды. В прокуратуре было заведено уголовное дело по факту мошенничества.